Обновления

Вся новая информация сайта по ссылке: http://yadi.sk/d/m2CldaZnKkheL

воскресенье, 14 августа 2011 г.

Значение социализации в формировании и развитии личности


Колесникова Г.И. Значение  социализации в формировании и развитии личности // Научно-практическая конференция «Путь в науку». Ростов н/Д 2008. Вып.8. 0,4 п.л.



Значение  социализации в формировании и развитии личности

В данной статье на основе анализа базовых понятий для понимания сущности процесса социализации «норма», «девиация», «патология», «креативность» рассматривается вопрос о значении данного процесса в становлении личности.

 Ключевые слова: личность, социализация, норма, девиация, креативность.


Вопрос о значении процесса социализации в формировании и развитии личности на первый взгляд кажется не имеющим смысла, поскольку сформированным и устоявшимся считается мнение о его положительном влиянии. Однако если систематизировать под данным углом зрения сведения о жизни и творчестве людей, которых общественное мнение, как правило, после их смерти, признало гениальными, то влияние социализации на развитие личности начинает представляться в несколько ином свете.
Чтобы идти дальше в размышлениях определимся с понятием «личность». Под личностью, мы будем, прежде всего, иметь в виду, с одной стороны, индивида, как субъекта социальных отношений и сознательной деятельности,  и с другой, некую духовную сущность, проявляющую себя в этих отношениях и создающую при этом взаимодействии ситуацию взаимовлияния. Таким образом, личность предстает как органическое целое,  в качественно-превосходной степени не равнозначное понятию «человек», поскольку «…далеко не каждый человек является личностью, хотя каждый человек, есть потенциальная личность. Человек становится личностью в любви и творчестве, в служении высшим ценностям» [1]. Процесс развития и становления личности пересекается в некоторых момента с процессом социализации – усвоение норм и правил, существующих в обществе, к которому принадлежит индивид и которые он должен усвоить, чтобы быть принятым в общество. Соответственно, с понятием «социализация» тесно связано понятие «норма», определяемое как явление группового сознания в виде разделяемых группой представлений и наиболее частных суждений членов группы о требованиях к поведению с учетом их социальных ролей, создающих оптимальные условия бытия, с которыми эти нормы взаимодействуют и, отражая, формируют. Выделяют виды норм: правовые,  нравственные,  этические. Правовые нормы предполагают наказание за их нарушение.  Они оформленные в юридических документах, в которых  виды нарушений разделены на гражданско- и уголовно наказуемые деяния. Нравственные и эстетические нормы закреплены на языковом уровне и обусловлены социальными и культурными особенностями. Девиантным считается такое поведение, при котором наблюдается отклонение хотя бы от одной из данных общественных норм.
Понятие нормы может варьироваться в зависимости от  подхода. Социальный подход базируется на представлении об общественной опасности-безопасности, акцент делается на внешних способах адаптации. При психологическом подходе, отклоняющимся от нормы, девиантным, признается поведение, мешающее личностному росту или ведущее к саморазрушению личности. В этнокультуральном - понятие «норма» рассматривается сквозь призму традиций общества, в котором находится индивид.  При возрастном - анализируется соответствие поведения представлениям о норме в какой-либо возрастной группе.  В основе гендерного подхода лежат традиции поло-ролевого поведения в данной культуре. В основе профессионального  – идея о существовании в рамках каждой профессии определенного стиля поведения. Как видно, понятие «норма» весьма относительно.
Понятия  «девиации» и «девиантное поведение» соприкасаются с понятием «патология»  - от греческого pathos - болезнь, страдание и logos – учение. Поведенческая патология (по П.Б.Ганнушкину) подразумевает наличие в поведении человека таких признаков как: склонность к дезадаптации,  тотальность, стабильность. Склонность к дезадаптации - наличие в поведении человека неадаптивных паттернов поведения. Разделяют склонность к дезадаптации ориентированную «вовне» и проявляющуюся в межличностном взаимодействии и дезадаптацию ориентированную «на себя». Проблемы в межличностном взаимодействии выражаются в неудовлетворенности, обидчивости, конфликтности, социально-психологической изоляции. Ориентированность дезадаптации «на себя» определяется наличием у индивида  низкой самооценки, неприятием себя и неудовлетворенности собой. Тотальность предполагает проявление дезадаптивного поведения индивида в большинстве или во всех сферах его деятельности. Стабильность предполагает демонстрацию дезадаптивного поведения в течении длительного отрезка времени. Существует мнение, что девиантное поведение – это переходные, неразвернутые варианты поведенческой психической патологии. И основным принципом их диагностики следует признать, с одной стороны, отсутствие качеств поведенческой нормы, с другой – отсутствие психопатологических свойств.
В процессе развития личность подвергается воздействию объективных и субъективных факторов. К объективным  факторам относят: 1, социально-экономические (войны, экономические кризисы, политические реформы); 2, стрессовые факторы, обусловленные профессиональной деятельностью (ненормированный рабочий день, профессии повышенного риска, профессии, связанные с высоким уровнем эмоционального напряжения); 3, тип взаимоотношений в родительской семье. Субъективными факторам являются особенности темперамента, личностные  характеристики субъекта из которых складывается специфика его взаимоотношений  с окружающей средой и способы реагирования на проявления данной среды, как в общих, так и частных, применимых к данному субъекту, случаях. Томас А. выделил  свойства  темперамента, которые определил как  «трудные»:  высокий или низкий уровень активности; упрямство; отвлекаемость; низкий уровень адаптивности; наличие тенденций к избеганию; преобладание сниженного фона настроения; страх новых ситуаций. Однако все перечисленные  свойства  не являются сами по себе источником  психических нарушений. «Трудность» данных свойств заключается в их неудобстве для окружающих при взаимодействии с их носителем и поиске адекватных  способов воздействия на него. Симонтон выделил семь базовых векторов творческой личности. Сопоставление данных векторов с особенностями поведения девиантов аддиктивного типа однозначно указывает на  их сходство в некоторых аспектах. Доказательством сходства структур творческих и девиантных типов личностей служит всплеск творческой активности у бывших девиантов и их значимых близких. Данный список «неудобных» качеств можно дополнить высоким уровнем поисковой активности и высоким  уровенем креативности.
Поисковая активность лежит в основе творческой активности и имеет определенные биологические предпосылки. Данное «стремление к поиску»  обнаруживается у животных, принадлежащих к разным видам и стоящих на разных ступенях развития. Однако при анализе четко прослеживается следующая взаимосвязь: чем сложнее и совершеннее становится нервная система, тем интенсивнее  развивается поисковая активность [2].  Для того, чтобы это свойство успешно реализовалось в мире и не приводило к гибели,  мозг должен обладать большими и разносторонними возможностями в усвоении, реорганизации и извлечении информации из памяти для регуляции усложняющегося поведения. Косвенное подтверждение подобного положения представляют результаты исследований Л.В.Крушинского и П.В.Симонова [3], в которых показано, что повышенная исследовательская активность у животных сочетается с высокой  способностью к экстраполяции и с хорошо развитым социальным поведением. Это выражается в том, что именно те животные, которые наиболее активно ведут себя в незнакомой обстановке, проявляют  минимальную агрессивность по отношению к собратьям в условиях стресса и наиболее чувствительны к призывам о помощи, исходящим от других особей, демонстрируя готовность покинуть собственную зону комфорта.
На основе результатов данных  исследований можно сделать предположение о том, что поисковая активность инициирует, прежде всего, адаптивное развитие нервной системы, а последняя, вследствие этого претерпевая качественные изменения, расширяет сферу для применения данной способности, что в свою очередь, стимулирует поиск.  Как можно заметить из полученной спиралевидной схемы развития общебиологическое значение потребности в поиске и ее биологическая природа не противоречат имеющимся фактам о не совпадении степени развитости данной потребности у разных субъектов. Вероятно, данный факт в полной мере можно объяснить тем, что при рождении индивид обладает только предпосылками к развитию данной потребности, как и любой другой, а окончательное  ее  формирование происходит  в процессе индивидуального развития. С этой позиции стремление к поисковой активности  возможно рассматривать как движущую силу  саморазвития и самосовершенствования. Однако Роттенберг и Бондаренко придерживаются мнения о том, что потребность в поиске сильнее проявляется и имеет большее общебиологическое и социальное значение для совокупности индивидов, чем для индивидуального развития. Однако подобное утверждение находится в противоречии с социокультурными данными. Безусловно,  поисковая активность в ее минимизированном количестве, необходимом для  адаптации к социуму, проявляется у большинства индивидов, в то время как ее максимальное, творческое проявление, требующее кроме ее потенциального присутствия и условий для развития, и определенных личностных свойств, встречается достаточно редко и  социализированным большинством, как правило,  не приветствуется.
Маслоу [4] в своем исследовании пришел к парадоксальному заключению:  творческий потенциал реализуют мене, чем одного процента людей и причина столь низкого показателя, по его мнению, не в отсутствии способностей как таковых, а в «незнании» о них или недостатке специфических личностных качеств, например, мужества, позволяющих его раскрыть. Исходя из этих данных Маслоу сделал вывод о фатальности негативного влияния социума на развитие личности.  Однако исследования в области психогенетики [5] выявили три важных момента: во-первых, одна среда формирует скорее различия, чем сходства; во-вторых, высокий уровень генетического контроля относительно характеристик среды; в-третьих, незначительность роли влияния среды на личностное развитие. Данные результаты позволили исследователям сформулировать гипотезу о том, что индивидуальный генотип является, по существу, «конструктором» индивидуальной среды. Индивид, подсознательно, руководимый генотипом, буквально создает среду «под себя»: в данном процессе происходит двойное влияние наследственности и личностных качеств в результате взаимодействия индивида со средой, в котором наследственность себя проявляет, а личностные качества, степень развития самосознания позволяют (или не позволяют) индивиду корректировать и направлять ее проявление и развитие, формируя личность.
Таким образом, творчество и девиации – разные возможные варианты проявления одного явления – поисковой активности, которая присуща каждому человеку, как биологическому виду и весь вопрос в том, в какое именно направление будет направлена данная энергия. Следовательно,  превалирующее значение в развитии и становлении личности имеют индивидуальные качества и уровень самосознания. Процесс социализации, в большей мере препятствуюет полноценной творческой реализации личности, поскольку навязывает стереотипные схемы, как на поведенческом, так и мыслительном уровнях.


Примечания:

1. Левицкий С.А. Свобода и ответственность: основы органического мировоззрения. – М., 2005. – С. 130.
2. Ротенберг В.С., Бондаренко С. Потребность в поиске и ее смысл // Психология  человеческих проблем. – Минск, 2007. –  С. 216-226.
3. Симонов П.В. Мозг и творчество // Вопросы философии. – 1992. - №11. – С. 3-25.
4. Маслоу А. Самоактуализация // Психология человеческих проблем / Сост. К.В.Сельченок. – Минск, 2007. – С. 20-34.
5. Марютина Т.М. Психологические факторы как детерминанты генотип-средовых соотношений // Психологический журнал. – 1994. – Т. ХV. - №2.