Обновления

Вся новая информация сайта по ссылке: http://yadi.sk/d/m2CldaZnKkheL

воскресенье, 14 августа 2011 г.

Механизм манипуляции сознанием личности: социально-философский аспект


Колесникова Г.И. Сущность механизма манипуляции сознанием личности: социально-философский аспект // Социально-гуманитарные знания. –  № 8., 2008. – Сс.54-62.

Механизм  манипуляции сознанием личности:
 социально-философский аспект

Актуальность выявления механизма манипуляции сознанием личности определяется, прежде всего, распространяющейся склонностью отдельных индивидов и групп имеющих доступ к власти к манипулированию сознанием личностей и групп, находящихся на более низких социальных ступенях с целью использования их ресурсов (физических, интеллектуальных) для достижения своих целей. Современным примером такого «случая», безусловно, являются отдельные события в России в период разрушения советского строя.
Для того чтобы найти возможности противодействия манипуляционному воздействию, необходимо выявить его механизм. Соответственно, изучение механизма манипуляции сознанием личности является актуальной темой  именно в социально-философском аспекте, поскольку только в результате философского анализа, интегрирующего  знания полученные по данному вопросу в иных областях научного знания (социология, политология, психология, психофизиология, психолингвистика) возможно предоставить то теоретическое обоснование данному механизму, которое позволит впоследствии сформировать действенную практическую программу блокирования манипуляционных воздействий.
Собственно термин «механизм» в философию ввел Гегель в работе «Наука логики», определяя его как «механический способ представления, механическую память, привычку, механический образ действия означающие, что в том, что дух воспринимает или делает, недостает присущего ему проникновения и присутствия. Хотя механичность его в теоретической или практической сфере не может иметь места без его самостоятельности, без какого-то импульса и сознания, в ней, однако, нет свободы индивидуальности, и так как эта свобода в ней не проявляется, то такое действие выступает как чисто внешнее» [1].  Большинство исследователей, работающих в данном направлении,  определяют сущность манипуляционного значения как тайно осуществляемое психическое воздействие на сознание индивидов и групп без учета их интересов. Г.Шишков [2] пошел дальше, распространив его действие на массы и обозначив как «феномен управляемого омассовления». Обоснование манипулирования сознанием вывел Ортега-и-Гассет [3] исходя из отсутствия у большинства теоретического понимания бытия вещей. Методология формирования сознания на примере американского общества в контексте ее основной цели – формирование пассивности – рассмотрена Г. Шиллером [4]. Анализ методов вербального и невербального воздействия на сознание представлен в  работах представителей нейро-лингвистического направления в психологии [5].
В российском научном пространстве в советский период  А.М.Ковалев [6] писал о необходимости изучения не только действия объективных законов, но и возможностях их использования. Бандурин А.П. [7], рассматривал механизм социализации и социальной регуляции не акцентируя, однако,  внимания на их манипуляционной сущности. Т.В.Корсаевская [8] исследовала причины и механизмы изменения человека в процессе его жизни с целью выяснения возможностей прогнозирования «будущего человеческой индивидуальности» и выработке на основе данного прогноза стратегии социального воздействия. Моральную мотивацию как один из элементов механизма формирования желательных установок и, как  их следствие, формирование желаемого поведения исследовал Г.Пирназаров [9]. Л.Д.Боряева [10] определяла составные элементы воздействия на личность с целью воспитания трудовой дисциплины, выделяя: 1, формы и методы воспитания; 2, систему информации о деятельности и поведении личности; 3, систему санкционирования, как функцию оценки. Ю.Г.Волков и В.С.Малицкий [11] рассматривали сущность и разновидности механизма формирования личности определенного типа. В частности Ю.Г.Волков [12] исследовал содержание социального механизма применительно к формированию целостно развитой личности, его типы, принципы  организации и функционирования. О значении знания и умения применения механизма манипулирования сознанием личности посредством  превращения знаний в убеждения  писал В.Попов: «На наш взгляд он  включает в себя те стороны процесса, которые определяют, как, какими путями, под влиянием каких факторов развиваются явления общественной психологии, соответствующие формированию прочных убеждений, активному проявлению их в действиях. Познание такого механизма – актуальная научная проблема» [13].
Однако основная масса исследований по проблеме механизма манипулирования сознанием в философии, социологии, психологии преимущественно ведется в области манипулирования сознанием групп и масс. Так, манипулирование  массовым сознанием в индустриальном и постиндустриальном обществе рассматривается Г. Шишковым, как необходимость, вызванная к жизни спецификой современного общества, в котором «отупленные, некомпетентные люди желают как раз того, чего хочет «общественное мнение», кажущееся им мнением массы как целого, которое формирует вкусы относительно всякого рода вещей и мероприятий таким образом, чтобы это могло казаться собственным выбором и решением» [14].  В подобном же контексте проводит свои размышления  М. Чукас, выделяя  как основную причину манипулирования сознанием групп и масс в современном обществе  столкновение интересов социальных групп [15]. Сознание как арена идеологической борьбы, механизм и методы ведения психологической войны рассмотрены в монографии Д.А.Волкогонова [16].
Таким образом, в исследованиях  посвященных изучению механизма манипуляции сознанием личности применяются технологический подход, при котором внимание сосредотачивается на техниках и приемах манипуляции сознанием личности, и синтетический подход – описание конкретных случаев манипуляции сознанием личности или группы. Соответственно, акцент делается на отдельных аспектах воздействия на личность (социальные, культурологические, психофизиологические, психолингвистические),   которые не дают в совокупности  целостного представления о механизме манипулирования сознанием личности.
Поскольку, как писал Энгельс, и также ставил вопрос  Гегель в «Науке логики»: «Всякое действительное, исчерпывающее познание заключается лишь в том, что мы в мыслях поднимаем единичное из единичности в особенность, а из этой последней во всеобщность; заключается в том, что мы находим и констатируем бесконечное в конечном, вечное – в преходящем» [17], рассмотрим элементы механизма манипуляции сознанием личности с  позиции единичного, особенного, всеобщего.
Диалектику единичного, особенного и всеобщего применительно к механизму манипуляции сознанием личности возможно свести к взаимодействию элементов, составляющих его структуру, где единичное – структура как единое целое в абстрактно-логической последовательности соединения образующих ее элементов. Особенное – специфика соединения (комбинации) элементов, составляющих механизм манипуляции личности, в зависимости от контекста его применения, который определяется формой правления, историческим видом и цивилизационным типом, а также преобладающим типом личности в данном обществе.  Всеобщее – элементы, составляющие единичное (механизм) и имеющие внекультуральную и вневременную основу. Исторический опыт, наследие культуры, традиции и нормативность – пласт из которого выделяется всеобщее - внекультуральные и вневременные элементы, составляющие единичное - структуру механизма манипуляции сознанием личности. Категорией категорий в манипулировании сознанием личности является собственно механизм манипуляции сознанием, который осуществляется через стимулирование потребностей и тем самым создает мотивацию к деятельности в исторически сложившейся форме.   Целью механизма манипуляционного воздействия на сознание личности является инициирование определенного типа деятельности без учета интересов личности, на которую оказывается данное воздействие. Однако «общество, - как писал Ю.Г.Волков, - по отношению к личности, выступает дифференцированно по сферам ее деятельности» [18]. Деятельность всегда протекает в определенных объективных условиях жизни. Причем, деятельность и объективные условия находятся в состоянии взаимовлияния, поскольку объективные условия инициируют определенный тип  деятельности, а деятельность определенным образом преобразует условия. Как писал К.Маркс в «Тезисах о Фейербахе»: «Люди  суть продукты обстоятельств и воспитания, …следовательно, изменившиеся люди суть продукты иных обстоятельств и измененного воспитания» [19]. На основе  этого тезиса Ю.Г.Волков делает вывод о том, что процесс изменения людей происходит «под воздействием не только идеологических факторов, но и объективных условий их жизни» [20]. Отсюда, главными процессами определяющими работу механизма манипуляции сознанием личности и последовательность взаимодействия составляющих его элементов являются: 1, процесс создания объективных условий жизни которые, как писал Фромм, состоя из экономических, психологических и идеологических составляющих и находясь в сложном взаимодействии влияют на личность и она «реагирует на изменения внешней обстановки тем, что меняется сама» [21] и 2, процесс организации личностью своей деятельности, которая формируется под влиянием двух факторов. Первый фактор: объективно существующие условия жизни. Фактор второй: интерпретации данных объективных условий личностью, которая определяется ее (личности) направленностью. Интерпретация личностью объективных условий происходит по определенным законам.
Основываясь на определении механизма Гегеля, где механизм представлен как совокупность элементов и взяв за образец структуру социального механизма формирования личности предложенную Ю.Г.Волковым, в которой составными элементами механизма выступают процессы, возможно сделать вывод о том, что механизм манипуляции сознанием личности представляет собой единство и взаимодействие трех элементов составляющих «ядро» (сущность) данного механизма. Первый элемент механизма представляет собой процесс внедрения (внесения) манипуляторами в сознание личности истинных, ложных, полуложных идей и представлений на сознательном, бессознательном  уровнях. Данное внедрение осуществляется через СМИ, лекции, беседы при помощи специальных технологий учитывающих особенности функционирования сознательных и бессознательных уровней, а также специфику социальной среды.  Второй элемент - процесс освоения, осмысления, переживания идей и представлений, внесенных в сознание личности манипуляторами (с целью выдачи ложных и полуложных представлений за подлинно истинные), где полуложные представления являются связующим, переходным звеном между ложными и истинными идеями.  И третий элемент - процесс ожидаемой манипуляторами деятельности личности, являющейся одновременно и целью и результатом (в случае успешно проведенного манипуляционного воздействия на сознание личности).
Первый элемент манипуляции сознанием личности - процесс внедрения манипуляторами в сознание личности через сознательное и бессознательное необходимых для них идей и представлений основывается на принципах, раскрытых  в работах представителей нейро-лингвистического направления в психологии Бендлера Р., Дилтса  Р., О’Коннора Дж.. В основе их исследований  - достижения психофизиологов, психолингвистов об особенностях функционирования мозга и его реакций на внешние раздражители, а также работы психологов-аналитиков о соотношение и значении в структуре личности сознательного и бессознательного. В своих работах  они высказывают идею о том, что  когнитивные процессы, имеют в основе внутренние образы, обладают специфической структурной организацией, которая является результатом субъективного переживания и, следовательно, с этой точки зрения, подтверждением индивидуальности и непредсказуемости поведенческих реакций личности. На основе этого выделяются три типа структурной организации субъективного переживания. Первый тип – лингвистические конструкции, отражающие универсальные процессы моделирования – исключения, обобщения, искажения. Эти процессы могут служить как адаптации и развитию, так и созданию ограничивающих моделей мира. Примером ошибочных логико-семантических стереотипов, ограничивающих поведение людей, являются такие системы оценки, суждения и убеждения о реальности, как: «никогда нельзя выражать свои чувства», «никому нельзя верить». Подобные мыслительные конструкции упоминаются  в работах Эллиса как иррациональные убеждения, в исследованиях Бека как неадаптивные когниции, у Гриндера и Бендлера называются нарушениями мета-модели. Второй тип структурной организации субъективного переживания определяется специфической последовательностью и сочетанием систем представлений в виде устойчивых когнитивных стратегий. У любого поведения и состояния, не вдаваясь в содержание, можно выделить структуру, определяющую стратегию достижения результата. Например: стратегия принятия решений, самомотивации. Третий способ – это более тонкие различия внутри конкретной системы представления – субмодальности – способ, которым мозг сортирует и кодирует субъективный опыт в зрительной, слуховой, кинестетической системах представлений. Специфические субмодальные характеристики имеются и для психотравмирующих ситуаций, и для внутренних диалогов, и для успешных стратегий поведения. На основе выше изложенных идей, разработан ряд эффективных психотерапевтических подходов (когнитивно-бихевиоральная терапия, нейролингвистическое программирование), которые нацелены на то, чтобы помогать людям расширять свои поведенческие модели, становясь более адаптивными. Как утверждают Бендлер и Гриндер, изменив при помощи символов структуру субъективного переживания можно изменить мировосприятие и поведение людей. Основанием данных методов является идея о возможности воздействия при помощи символов на сознание, а через него и на бессознательные уровни личности, состоящие из неосознаваемых установок, вытесненных невротических переживаний и, запустив данный процесс инициировать у личности желаемое эмоциональное состояние, поведение, направить в необходимое русло размышления. Такое мощное воздействие символа объясняется тем, что его невозможно логически вывести или обосновать и, следовательно, минуя сознание, он непосредственно соединяется с эмоционально-чувственной сферой, одновременно активируя ее.
Второй элемент механизма манипуляции сознанием личности - процесс освоения, осмысления, переживания идей и представлений внесенных в сознание личности манипуляторами (с целью выдачи ложных и полуложных представлений за подлинно истинные). Интерпретация личностью объективных условий происходит по определенным законам. «Есть ряд явлений, в которых мы обнаруживаем то, что можно было бы назвать «законом  интерпретирования»:  речь  идет  о  той  особенности,  которую  мы приписываем  нашему  способу  введения  метаязыка,  но  одновременно   можем обнаружить ее в объектных свойствах той области или сферы,  для  разъяснения которой строится именно метатеория, а  не  просто  теория.  … Это довольно обширная область явлений, где  объект тождествен его интерпретации. … «Как» и «что» практически  будут  совпадать.  Но  здесь есть и другое. Реально действующей силой здесь является то, как  мы  помним, воспринимаем, интерпретируем это случившееся  с  нами,  и  это  «как»  может меняться, но меняться в действительности, не только в  восприятии.  Меняется или возникает заново какая-то реальность, применительно к которой различение между  интерпретацией  и  внешним   этой   интерпретации   объектом,   между воспринятым и восприятием не имеет смысла,  и  это  мы  можем  обнаружить  в большом числе интерпретируемых объектов» [22]. Усвоение информации проходит определенные этапы. Этап первый: анализ информации. Текст, поступающий в сознание субъекта воздействия, пропускается через ряд информационных фильтров, к которым относят: психофизиологические особенности субъекта воздействия; характерологические особенности личности; социальный статус, определяемый национальностью, вероисповеданием, принадлежностью к социальному слою, местом, занимаемым  в социуме; социальный контекст ситуации.  В процессе взаимодействия внешнего мира и мира индивидуального происходит «построение пространственных схем, которые находятся одновременно и на стороне субъективности, и на стороне объективности. И не только пространственных схем, но и схем движения, отождествления ит.д. Несомненно, они имеют какое-то кодирование в нейропсихологических структурах. Но одновременно эти схемы обретают предметное бытие, образуя мир чувственно-сверхчувственных предметов, включающих в себя живую ткань тех процессов, которые происходят в пространстве взаимодействия человека и мира, их взаимного отражения. Объективированная проекция «живого» взаимодействия человека с миром представляет собой субъективную (связанную с деятельностью человека) реальность, являющуюся онтологическим обстоятельством, которым нельзя пренебрегать при анализе механизмов и регуляции сознательной жизни» [23]. Этап второй. Обработка и соотнесение полученной  информации с ранее усвоенными знаниями и опытом, происходящая на бессознательном уровне. Этап третий. Принятие решения и его словесное оформление на сознательном уровне. Далее происходит транслирование во вне принятого решения и/или осуществление деятельности направленной на его реализацию. Таким образом, принятие решения последовательно происходит на сознательном и бессознательном уровнях по следующей схеме:  сознание-подсознание-сознание.  Поскольку архетипический уровень, принадлежащий коллективному бессознательному, с одной стороны, наиболее древний, а с другой, всеобщий, то воздействие на него является наиболее универсальным при построении манипуляционных воздействий.  Архетипы как опыт человечества проявляют себя в структуре личности в виде «метафористических структур». С позиции М.Эвансу, они близки к архетипам, поскольку не осознаются индивидами и обеспечивают форму содержанию сознания. Отличает их от архетипов то, что они индивидуальны, приобретаются в онтогенезе и могут быть изменены. Индивидуальные метафористические структуры формируются всей культурой, предопределяя тип  мировосприятия и миропонимания. Л.И.Шрагина, рассматривая индивидуальные метафористические  структуры, трактует их как универсальный механизм семантических изменений. Д.Лакофф, М.Джонсон определяют метафоры как своеобразные лингвистические гештальты проявляющие себя в повседневной жизни в языке, мышлении, действии. Склонность людей к фетишизации динамических свойств и отдельных качеств и является атавизмом, поддерживаемым архетипом каждого в отдельности Программы манихейского способа мышления хранятся в нашем бессознательном и оказывают влияние на то, как люди относятся к близким, коллегам, на принятие решений. Следует иметь в виду, что подлинное отрицание реальности магическим мышлением не обязательно выражается в виде утверждения, что «дух реален, а материя иллюзорна». Одно дело – просто утверждать, что другие люди реальны, и совсем другое дело – переживать их подлинную реальность, когда их поведение резко отклоняется от созданной модели поведения и ожиданий, связанных с этой моделью. Все религии и политические системы мира используют язык символов как словесного, так и зрительного ряда. Однако, подобное сознательное применение символов является лишь одним из аспектов психологического феномена большой важности: после того, как человек воспринял символ он интегрируется подсознанием в структуру опыта, становясь таким образом, частью этого опыта и «…в этом же символе абстрагирующее мышление начинает вновь возвращаться к покинутой им объективной действительности, то есть тут же становится и некоторого рода практикой» [24]. Таким образом, чужой усвоенный символ становится своим символом. По результатам социологических и психологических исследований человек реагирует на то, что ему близко, знакомо и легко выполняет то, что считает выполняемым по собственный инициативе. Следовательно, чужой символ воспринимаемый как собственный становится тем  сигналом, который запускает поведение и реакции индивида выгодные тем, кто внедрил данный символ в его бессознательное. Еще большей властью будет обладать символ, связавший индивидуальное сознание с архетипическим слоем. Тогда возникает цепочка: индивидуальные символы - метафористические структуры - архетипические символы. Этот механизм позволяет изменять и индивидуальное и коллективное сознание. Примером этого служит революция семнадцатого года в России, когда за достаточно короткий для истории срок были внесены существенные изменения в архетипический уровень целого народа.
Третий элемент механизма манипуляции сознанием личности - процесс ожидаемой манипуляторами деятельности личности как результат манипуляции сознанием личности. Формулой, по которой можно рассчитать закономерность возникновения деятельности становится формула: стимул - потребности – ценности  – мотивы – деятельность. Таким образом, чтобы правильно подобрать стимул для инициирования определенного вида деятельности необходимо учитывать систему ценностей и  потребностей личности, а также факторы, влияющие на  формирование мотивации.
Поскольку основная цель манипуляционного воздействия на сознание личности – инициирование определенного типа деятельности без учета ее интересов, а главные процессы, определяющие работу механизма манипуляции сознанием личности - процесс создания объективных условий жизни и процесс организации личностью своей деятельности, то необходимо, чтобы личность не осознавала отсутствие пользы для себя. Следовательно, личность должна была убеждена в полезности предпринимаемой ею деятельности.  Отсюда третий элемент механизма манипуляции сознанием личности состоит из первоэлементов. Ими являются: 1, поведенческий идеал (как я себя должен вести, чтобы получить желаемое) 2, идеал образа жизни (каким образом я должен себя вести, чтобы в социуме считали успешным) 3, идеал личности (что я должен чувствовать, думать, какие ценности иметь, чтобы меня одобряли в социуме). Данные первоэлементы по своей сущности  являются социальными регуляторами, создающими направление деятельности. Следовательно, порядок первоэлементов составляющих третий элемент механизма манипуляции сознанием личности определяется:  желательным направлением деятельности личности, преобладающей потребностью в структуре личности, а на масштабном уровне – от преобладающего типа личности в данном социуме.
Таким образом, сущность механизма манипуляции сознанием личности представляет собой единство и взаимодействие трех элементов в качестве которых выступают три процесса: процесс внедрения манипуляторами в сознание личности идей и представлений, процесс интеграции данных идей и представлений личностью на сознательном и бессознательном уровнях, процесс ожидаемой манипуляторами деятельности личности.  Данное «ядро» механизма манипуляции сознанием личности является несущим конструктом, где каждый процесс представляет собой систему первоэлементов его образующих.
Примечания:

  1. Ф. Гегель Наука логики. - СПб., 1997.
  2. Шишков Г. Управляемое омассовление. – М, 2006.
  3. Ортега-и-Гассет Х. Новые симптомы // Проблемы человека в западной философии. – М., 1988. – Сс.202-206.
  4. Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. - М., 1980.
  5. Бендлер Р. Бендлер Р. Используйте свой мозг для изменений. – Новосибирск,  2004. Дилтс  Р. Дилтс Р. Сознание и творчество / Пер.с англ. -  Томск,  2002.  О’Коннора Дж. О’Коннор Дж. НЛП: Практическое руководство для достижения желаемых результатов. – М., 2006.
  6. Ковалев А.Н. Программа планомерного совершенствования развитого социализма. – Научный коммунизм, 1984, №1.
  7. Бандурин А.П. Социальная регуляция: рациональное и иррациональное. – М., 2005.
  8. Корсаевская Т.В. Пути реализации онтогенетических возможностей человека в условиях научно-технической революции. – Комплексное изучение человека и формирование всесторонне развитой личности. – Ч.3. – М., 1978. - С.196.
  9. Пирназаров Г. Объективная закономерность и сознательная деятельность людей в развитом социалистическом обществе. Тезисы докладов научной конференции. – Таллинн, 1979. – С.54.
  10. Боряева Л.Д. Объективная закономерность и сознательная деятельность людей в развитом социалистическом обществе. Тезисы докладов научной конференции. – Таллинн, 1979. – С.31.
  11. Волков Ю.Г., Малицкий В.С. Разновидности социального механизма формирования личности коммунистического типа. – Ростов-на-Дону, 1983.
  12. Волков Ю.Г. Социальный механизм формирования всесторонне и гармонически развитой личности. – М., 1984. – С.277.
  13. Попов В. Некоторые социально-психологические факторы превращения знаний в убеждения и действия. – Политическое самообразование, 1983, №11. – С.120.
  14. Шишков Г. Управляемое омассовление. – М, 2006.
  15. Чукас М. Пропаганда становится зрелой. – М., 2006.
  16. Волкогонова Д.А.  Психологическая война. Подрывные действия империализма в области общественного сознания. – М., 1984.
  17. Маркс К. Энгельс Ф.  Соч. Т. 20.  - С. 548.
  18. Волков Ю.Г. Социальный механизм формирования всесторонне и гармонически развитой личности. – М., 1984. – С.96.
  19. Маркс К. Тезисы о Фейербахе. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т.3. - С.2.
  20. Волков Ю.Г. Социальный механизм формирования всесторонне и гармонически развитой личности. – М., 1984. – С.98.
  21. Фромм. Э. Концепция человека у Маркса. – М., 1984.
  22. Мамардашвили М.К., Рятигорский А.М., Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке. -  М., 1997. – С.15.
  23. Матяш Т.П. Сознание как целостность и рефлексия. – РГУ, 1988. - С.135.
  24. Лосев А.Ф. Логика символа //Философия. Мифология. Культура. – М., 1991. - С.249.